ИСТОРИЯ БРЯНСКОГО КРАЯ

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг


О мамонтах с верхнепалеолитической стоянки Хотылево II. В.Я. Сергин (Москва)


  По материалам раскопок Ф.М. Заверняева в 1969-1981 годах.
  По сей день остается дискуссионным вопрос о роли и месте мамонта в верхнепалеолитической экономике. Материалы раскопок стоянки Хотылево II позволяют сделать некоторые заключения в связи с этой проблемой.
  Подсчет численности мамонта, сделанный на основании полевых чертежей Ф.М. Заверняева, показал наличие в культурном слое стоянки по черепам не менее 22, а по черепам, челюстям и зубам — не менее 50 особей мамонта. По чертежам для части из 161 изображенного зуба можно приблизительно определить возраст животных. Не менее 10 зубов принадлежат молодым, не менее 26 — полувзрослым и не менее 36 — взрослым животным. Среди последних имеются несколько зубов смены М3 с сильно стертой коронкой, принадлежащих старых особям. Зубы распределены по изученной площади достаточно равномерно, часть из них несомненно является остаткам и истлевших челюстей и черепов. Промеры частоты пластин и толщины эмали на сохранившихся в фондах Брянского областного музея зубах позволяют уверенно относить их к зубам мамонтов позднего типа. На стоянке встречены черепа и челюсти мамонтов, отражающие весь возрастной спектр. Таким образом, нельзя утверждать, что на памятнике преобладают остатки молодых и полу взрослых особей, хотя их несколько больше, чем должно быть в естественном возрастном спектре для мамонта. Это может объясняться охотой на отдельных невзрослых особей, которая, несомненно, имела место. Любопытно, что зубов молодых особей больше в северном секторе вскрытой площади, где группировались объекты хозяйственно-бытового назначения. Не менее пяти из них находятся в пределах зольника Б, интерпретируемого Ф.М. Заверняевым, как зимнее утепленное жилище. Возможно, что это косвенное свидетельство охот, происходивших в холодное время года.
  У отдельных черепов мамонта, в частности, в яме-45 раскопа 7, намеренно вскрыты бивневые альвеолы, что говорит об извлечении бивней из свежего материала, однако судить по этому о происхождении черепа, учитывая мерзлотные условия, затруднительно. Намеренное вскрытие мозговых капсул, учитывая плохую сохранность большинства черепов, установить не представляется возможным. Аналогичные наблюдаемые (по фото и чертежам) разрушения черепной коробки встречены, к примеру, на Севском мамонтовом "кладбище". При этом обращает на себя внимание одна находка, о которой Федор Михайлович пишет в полевом дневнике за 1972 год: "Сегодня при расчистке ямы на кв. 30 обнаружен череп небольшого мамонтеночка. Он настолько хорошо сохранился, что на нас скорее смотрел не череп, а печальный живой детеныш. Высота черепа 43 см, ширина лба у лобных выступов-глазниц 33 см, длинна альвеол 18 см, ширина альвеольной части в наиболее узком месте 12 см, внизу 16 мм, бивни выступают на 4 см" (Научный архив БОМ 877-2). Вероятнее всего, он был доставлен на стоянку в мацерированом виде, как это имело место, судя по всему, и в Гагарино (Тарасов, 1979). Это свидетельствует о том, что даже не все молодые мамонты могли быть охотничьей добычей.
  Интересно распределение костного материала на вскрытой площади. В южном секторе, на периферии поселения, преобладают относительно целые ребра и позвонки, их скопление в раскопе 11 было ошибочно интерпретировано, как жилище, хотя расщепленный кремень и поделки там практически отсутствуют. Вероятно, эти кости не были взяты, как непригодные для конструкций (в которых использовались преимущественно челюсти, лопатки, черепа и расщепленные для создания клина или целые кости конечностей), преобладающие в северном, более обжитом секторе.
  Как интерпретировать скопление костей на периферии при почти полном отсутствии артефактов? Возможны два варианта — свалка, либо естественное скопление остатков мамонта, использовавшееся человеком как источник топлива и строительно-поделочного сырья. В этой связи обращает на себя внимание геологическое строение толщи, вмещающей культурный слой. Судя по линзочкам песка, слой лежит в пачке пойменного аллювия тыловой части второй надпойменной террасы (аллювиально-делювиальные отложения, венчающиеся хотылевской почвой — трубчевским горизонтом оглеения, аналогом гмелинской почвы). Что могло заставить человека основать на время от времени затапливающейся территории долговременное поселение? Сильная оглееность слоя в районе раскопа 11 свидетельствует о заболоченности и непригодности для заселения южной ойкумены поселения. Данные геобурения, проведенного группой А.А. Величко, показывают наличие к югу от вскрытой площади понижения типа погребенной старицы, существовавшего синхронно со стоянкой. Очень вероятно, что это была "старица-ловушка", в которой могли накапливаться при половодьях несомые рекой туши мамонтов. Именно мамонтовое кладбище могло привлечь к этому месту человека (при учете только фактора месторождения высококачественного кремня могло быть выбрано более безопасное в плане половодий место). Представляется, что значительная часть костей мамонта из культурного слоя — результат собирательства, в том числе и кость, сожженная в очагах. В условиях мерзлоты и аридного климата кость теряла влагу без разложения органики и была более пригодна для растопки, чем даже свежая. Для понимания ситуации важен и тот факт, что участок долины Десны и прилегающие территории между Бетово и Добрунью, включая город Брянск, насыщены не связанными с палеолитом остатками мамонта. Это своеобразное "разреженное мамонтовое кладбище", возникновение которого связано с особенностями геологического строения района.
  В районе Брянского неотектонического поднятия усиливается развитие эррозионных процессов и меандрирование реки, образующей много стариц и заводей на входе на поднятие из-за подпруживающего эффекта. Таким образом, возникают условия для накопления остатков мамонта в старицах и устьях древних балок. Именно этой особенностью на протяжении тысячелетий, на наш взгляд, пользовался человек.
  В заключении необходимо обратить внимание на чрезвычайную важность сохранения всего без исключения остеологического материала, собираемого в процессе раскопок палеолитических памятников, для дальнейшего изучения. В противном случае может быть утрачено много ценной информации. Было бы целесообразно при возможности повторно вскрыть траншеи, в которые Ф.М. Заверняев предусмотрительно сложил большую часть полученных при раскопках крупных костей, для того чтобы этот, пока еще не до конца утраченный остеологический материал мог быть обследован палеозоологами с целью подсчета и биометрии.
  Деснинские древности. Материалы межгосударственной научной конференции "История и археология Подесенья", посвященной памяти брянского археолога и краеведа, Заслуженного работника культуры РСФСР, участника Великой Отечественной войны ФЕДОРА МИХАЙЛОВИЧА ЗАВЕРНЯЕВА (28.11.1919-18.06.1994), 1995 год.


Новые исследования в верхнепалеолитической стоянки Хотылево II История Брянского края Об одной головке женской статуэтки из Хотылево II или к вопросу