БРЯНСК


СКАЗАНИЕ О СТРАНСТВИИ И ПУТЕШЕСТВИИ ПО РОССИИ, МОЛДАВИИ, ТУРЦИИ, СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ. ИЕРОМОНАХ ПАРФЕНИЙ, 1856 ГОД


  Отправившись далее в путь (1841 год), прибыл я в орловскую губернию, близ города Брянска, в общежительную Белобережскую пустынь, под самый храмовый праздник Усекновения честныя главы св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. Было великое множество народа. Всенощное бдение было продолжительное и весьма торжественное. На молении все три псалма пели на распев по стихам, посреди церкви и весьма сладкогласно; вся братия и весь народ в руках держали свечи возженные. В церкви по обеим сторонам, между столбов, поделаны железные решетки невысокие за которыми стоят иноки и послушники и вся братия, а на средине - мирской народ; и другие добрые церковные здесь я видел обычаи, которых в других монастырях еще мне видеть не случалось. Здесь я сподобился причаститься Св. Тайн Тела и Крови Христовой. Здесь обретается чудотворная икона Пресвятой Богородицы, именуемая Троеручица, принесенная из св. Горы Афонской. Здесь, внизу, в теплой церкви, под спудом, почивают мощи Симеона, пришедшего из св. Горы Афонской и принесшего икону Пресвятой Богородицы, Троеручицу; он в Святых не прославлен; а желающие поют по нем панихиды. Напевом здесь поют молдавским, на подобны.
  Здесь я имел разговор с всечестным игуменом Моисеем, и получил от него немалую пользу, в назидание своей души. Он говорил между прочим: «Много расстраивает монашескую жизнь, когда ездят для сборов и за милостынею. Много вредно монаху частое обращение в мирских домах. Много расстраивает монахов и вредит монастырю допущение входа женам, особенно по кельям. Много вредит монаху распивание чая о хождение одних к другим в кельи, в занятие празднословием; а всему тому злу начало—праздность. Все это много монаха отлучает от Бога, расстраивает его мысли и ввергает в уныние. Ничто так не нарушает братской любви, как разрушение общежития. Я почти тридцать лет в этой обители игуменом, и это все коснулось меня самого, и испытал я самым делом: некоторые беспорядки в обители, помощью Божиею, я исправил, а некоторые еще и до ныне остались не исправленными; но и те постараюсь исправить, ежели Господь мне поможет. И еще скажу тебе, что ни от какой страсти так не трудно человека отучать, как от привычки к табаку». Слыша такое полезное наставление, я благодарил его, и получивши благословение, ушел. Сей игумен Моисей родом из тульских оружейников, почти сорок лет прожил в обители, в более тридцати лет игуменом, и сам проходил строжайшую монашескую жизнь. В кельи своей ничего не держал, и жен в келью свою не принимал, также и братии строго было запрещено принимать их; чаю сам не пил, и прочих от того удерживал. Обитель свою так устроил, что теперь почти из первых по всей России.
  Отсюда я далее отправился в путь, и в пятый день прибыл в общежительную Оптину пустынь (Оптина пустынь Калужская область), что в калужской губернии, близ города Козельска. Прежде, за много лет, я слышал о живущем в Оптиной пустыне, великом старце, иеросхимонахе Леониде, и давно желал видеть его, насладиться его беседы , в получить от него наставления.


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг