БРЯНСК


КРАТКАЯ ИСТОРИЯ МОНАСТЫРЯ


Брянская Белобережская Предтечева пустынь

  Дата основания.
  Сведения о дате основания Белобережской пустыни разноречивы. Во многих источниках указывается, что Белобережская пустынь возникла в начале XVIII века, когда Пётр I , ввиду подготовки города Брянска к возможным боевым действиям в ходе Северной войны, в 1706 году повелел В. Д. Корчмину снести постройки женского Воскресенского монастыря, а монахинь переселить в мужской Предтечев Песоцкий монастырь, для чего монахов из Песоцкого монастыря нужно было предварительно переселить в Петропавловский, к которому их обитель была приписана еще при патриархе Иоакиме. Как гласит предание, группа монахов во главе с архимандритом Леонидом, недовольных таким решением, отделилась от остальной братии и поселилась в отдалении от города, на белопесчаных берегах реки Снежети, вырыв для жилья землянки и устроив небольшую часовню. Этот скит начал постепенно заселяться старцами, желавшими вести уединённую жизнь. После постройки деревянной часовни братия стала служить вечерню, утреню, часы, монашеское правило, причащались же в Петропавловском монастыре. В 1712 году белобережские иноки во главе с иером. Исаией испрашивали благословение на строительство вместо часовни храма, но разрешения не получили.
  Однако, в точности такая же легенда связана с возникновением другой обители, находившейся по соседству в той же самой местности — Полбинской Предтечевой пустыни. Это позволяет усомниться в достоверности упомянутого предания, по крайней мере в отношении одной из пустыней.
  В качестве альтернативной версии, другие источники указывают иной год основания Белобережской пустыни — 1661, когда якобы в Россию был перенесён первый список (копия) древней византийской иконы Божией Матери «Троеручица». По легенде, первым пристанищем иконы в России стала как раз Белобережская Пустынь, куда икону принёс первый устроитель пустыни — иеромонах Симеон.
  В настоящее время Брянская епархия официально считает датой основания Белобережской пустыни (скита) 1714 год.
  Достоверные сведения о существовании Белобережской пустыни начинаются с 1717 года, когда её (тогда ещё — в виде монашеского скита) возглавил монах Серапион, ставший первым строителем этой обители.
  Как бы то ни было, но ясно одно - в Россию образ "Троеручицы" попал из Хилендарского монастыря ИМЕННО в Белобережскую пустынь, а затем уже разошелся многочисленными списками. Икону принес строитель Белобережской пустыни старец Симеон. Ныне образ утрачен, имеется лишь современная копия... Близкий список иконы был принесен в Киев прп. Ионой Киевским - постриженником Белобережской пустыни, в Свято-Троицком Ионинском монастыре Киева.
  Происхождение названия.
  Установление точного времени основания обители осложняется ещё и тем, что до XVIII века топонима "Белые Берега" в этой местности не существовало вовсе. Лесной массив в нижнем течении Снежети в те времена был известен как урочище Полбино, от чего позднее произошли названия "Большое Полпино" и "Малое Полпино" (Белобережская пустынь находится приблизительно на равном удалении от обоих населённых пунктов).
  Из старейших сохранившихся документов следует, что в первое время своего существования Белобережская пустынь носила название "Белопесоцкая" (поскольку её населяли бывшие иноки Брянского Песоцкого монастыря). Однако это название за новой обителью не утвердилось, поскольку Белопесоцкий монастырь уже имелся в Подмосковье. К названию пустыни "Белопесоцкая" приходилось добавлять уточнение — "что на белых берегах реки Снежети". Позднее, по смысловому сходству, название "Белопесоцкая пустынь" было заменено на "Белобережская пустынь" (так, в документах 1730-х годов уже сосуществуют оба названия) и в таком виде укоренилось.
  В XIX веке топоним "Белые Берега", ставший разговорным синонимом Белобережской пустыни, распространился не только на сам монастырь, но и на местность, в которой он расположен. Когда в 1868 году здесь пролегла Орловско-Витебская железная дорога, возникла техническая необходимость устройства железнодорожной станции — примерно на полпути между Карачевом и Брянском. Эта станция также получила название "Белые Берега" и дала начало современному одноимённому населённому пункту. В 1894 году для удобства многочисленных паломников ближе к монастырю была устроена платформа "Белобережская" (первоначально — "Белобережская пустынь", "Пустынь").
  Становление.
  Достоверные сведения о существовании Белобережской пустыни начинаются с 1717 года, когда архимандрит Петропавловского монастыря Питирим вызвал из брянских лесов опытного в духовных делах старца Серапиона и поручил ему управлять белобережским скитом. Монах Серапион ввел в пустыни строгий устав, запретил братии употреблять мед, пиво, вино и ходить за продуктами в окрестные селения. Сам старец не гнушался тяжелой работы: колол дрова, вручную молол зерно, пек на всех хлеб. 9 февраля 1721 года Указом Синодального казённого приказа было разрешено строительство в Пустыни деревянного храма в честь Рождества Святого Иоанна Предтечи. Таким образом, было положено начало церковному строительству в Белобережской (тогда ещё Белопесоцкой) обители. В 1722 году в скиту была возведена деревянная церковь в честь Рождества Иоанна Предтечи, строительство которой явилось поводом обособиться от Петропавловского монастыря. Старец Серапион подал прошение в Синод о предоставлении пустыни самостоятельности, что стало полной неожиданностью для настоятеля Петропавловского монастыря архим. Питирима. Одновременно строитель соседней Полпиной пустыни, насельником которой некогда был мон. Серапион, наблюдая в 6 км от своего монастыря возрастание новой обители, стал добиваться ее закрытия.
  Старец Серапион был оклеветан, отстранен от настоятельства и отправлен в Московский Спасо-Андроников монастырь. В 1724 году Белобережская пустынь была приписана к Петропавловскому монастырю. В деле белобережской братии принял участие настоятель Андроникова монастыря архим. Герасим. Разобравшись в возводимых на старца Серапиона жалобах, он сообщил 15 июня 1726 года Духовной декастерии о его невиновности. Мон. Серапион был оправдан и направлен в Одрин монастырь Орловской губернии, а бывшие вкладчики Белобережской пустыни подали прошение о ее восстановлении.
   Указом императрицы Екатерины I от 6 февраля 1727 года пустынь была восстановлена и Петропавловскому монастырю было указано вернуть её имущество и иноков. В последующие несколько десятилетий Белобережская пустынь находилась под строительским настоятельством. Указ о возрождении обители повлек пожертвования жителей Карачевского и Брянского уездов: помещики Савельевы поднесли в дар пустыни ковчег с частицами мощей 35 святых, в мае 1731 года И. Алымов предоставил Белобережской пустни пустошь Полпино, в 1733 году помещик Т. Д. Житков пожертвовал в вечное пользование земли в урочище Царёво Займище Карачевского уезда. В 1732 году Указом Святейшего Синода обители были отписаны 30 десятин "пустовой благовещенской земли". Впоследствии вкладчиками обители были обер-прокурор Синода Н. Самойлов, полковник Турчанинов, действительный статский советник Коллегии экономии П. В. Хитрово, поручик В. Тютчев, сержант гвардейского Семёновского полка А. Алымов, полковник Г. Е. Замятин и другие.


Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Белобережская пустынь и её окрестности на плане генерального межевания Брянского уезда (около 1780 года).

  В 1732-1735 годы в пустыни был возведен храм в честь Владимирской иконы Божей Матери. Главной его святыней стала икона Божией Матери "Троеручица", написанная в 1718 году московскими иконописцами Артемием Фёдоровым и Афанасием Ивановым для Белобережской пустыни. Почитались также икона Св. Троицы, Владимирская икона Божией Матери и икона Иоанна Предтечи, пожертвованные царицей Евдокией Федоровной. При новом наместнике обители иером. Антонии вместо прежнего Владимирского храма был выстроен двухэтажный каменный четырехпрестольный Троицкий собор с приделами Владимирской иконы Божией Матери (освящен в октябре 1755), свт. Николая и Рождества Иоанна Предтечи. 11 августа 1759 года был освящен храм святых Захарии и Елисаветы на св. вратах.

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Белобережская пустынь.1830 год.

  Но 6 июня 1770 года еп. Севский Кирилл (Флоринский) предоставил Святейшему Синоду рапорт, в котором указывал, что Белобережская пустынь является "недостаточной", якобы за неимением своих земель. В 1774 году пустынь была упразднена. Помещики Брянского и Карачевского уездов подали в Синод прошение о пересмотре этого решения, вынесенного на основании неправильного донесения еп. Кириллу игум. пустыни Арсения. Но обитель пришла в запустение: в 1766 году братия насчитывала более 30 человек, в 1774 году в пустыни проживали только настоятель и 8 монахов (4 штатных и 4 заштатных).

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Белобережская пустынь и её окрестности на топографической карте 1862 года.

  В 1777 году Белобережская пустынь была приписана к Петропавловскому монастырю. 14 февраля 1779 года Белобережская пустынь переходит в ведение Площанской пустыни. В 1780 году она была вновь упразднена, но стараниями братии и пожертвователей восстановлена и опять отдана во владение другого монастыря. Такая картина переводов пустыни от одного монастыря к другому рисуется до 1787 года, в котором по указу Орловской Консистории, от 20 марта, ей вновь было дано своё управление. При этом Брянскому духовному правлению было предписано как можно строже смотреть за пустынью и ежемесячно проводить её ревизии. Причиной такого строгого распоряжения стали слухи, будто бы эта пустынь принимает беглых, подозрительных, беспаспортных людей и скрывает их. Однако подтверждения этим слухам не нашлось. В 1798 году Белобережская пустынь в очередной раз переходит в заведование Брянского Петропавловского монастыря, что видно из указа Орловской Консистории от 26 февраля того же года: На донесении ваше от 4 февраля сего года, что в Брянской Белеобережской пустыни сарай, что стоял внутри монастыря, с приезду св.ворот, при церкви Захария и Елизаветы, 23 января сего года, во время обедни от ветхости завалился и перебил немалое число вещей вдребезги, и что прочие строения ветхи и также мост на Снежети реке, по которому ездят господа каретами и купцы тройками, тоже опасен, то предписывается вам взять пустынь ту в своё заведование, приняв всё, что следует, и затем, во избежание случая нехорошего, приказывается ему, игумену Феодосию, по его усмотрению, всё исправить и о том рапортовать.

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Белобережская пустынь.1882 год

  Белобережские старцы.
  В 1800 году начальником Белобережской пустыни был назначен старец Василий (Кишкин, 1745—1831), ученик афонских и молдавских старцев. К моменту вступления его в должность, обитель находилась в запущенном состоянии; управлял ею "белый" священник, при котором было всего 7 человек братии. Перед новым настоятелем стояла задача скорейшего восстановления обители, причём не только материального, но в первую очередь духовного. Иеромонаху Василию удалось навести "добрый порядок во всём и довольное устроение по хозяйственной части" и привлечь в обитель многих иноков, оставивших заметный след в истории российского православия. В течение трёх лет число братии увеличилось до 60 человек. В это время из Коренной пустыни сюда прибыли его ученики — иеромонах Серафим и о. Леонид (будущий основатель старчества в Оптиной пустыни), постриженный тем же о. Василием в 1801 году. Очевидцы возрождения Пустыни, начавшегося при о. Василии, вспоминали: …Скоро всюду прошёл слух о пришествии в Белые Берега святого Старца и полезном устроении обители сей… и видели мы на месте запустения как бы рай земной. Всенощное бдение до семи часов продолжалось, пели сладко, подобно Ангелам. Многие обители видела я, но лучшей нигде не было по чину, пению и смиренномудрому житию. Устройством обитель подобна Святой Горе Афонской…

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Иеромонах Василий Кишкин.

  Преподобный Лев Оптинский (Леонид Наголкин).
  С 1804 по 1808 год строителем Белобережской обители был иеромонах Леонид (преподобный Лев Оптинский), впоследствии перенёсший традиции старчества в Оптину пустынь. Духовным наставником отца Леонида был его земляк, ученик Паисия Величковского схимонах Феодор, приглашённый в 1805 году из Чолнского монастыря в Белобережскую пустынь и живший здесь до 1810 года. В эти же годы в Белобережской пустыни находились ещё два ученика Паисия Величковского: схимонах Афанасий (Охлопков) и иеромонах Клеопа, ранее проживавшие со своим духовным учителем в Нямецком монастыре (ныне территория Румынии). Благодаря этому, в конце 1805 года в Белобережской пустыни был принят новый монастырский устав, составленный при активном участии учеников Паисия Величковского и отличавшийся большой строгостью и стремлением к неукоснительному соблюдению всех обетов монашеской жизни. Эти монашеские правила вскоре разошлись по многим монастырям России как образцовые; таким образом, в первое десятилетие XIX в. Белобережская пустынь стала одним из важнейших центров распространения идей "монастырского возрождения" в России через восстановление лучших традиций монашества. Тяготимый возрастающей мирской славой и вниманием многочисленных паломников, отец Леонид в 1808 году добровольно оставил должность настоятеля и перешёл на жительство в лесной скит близ монастыря, а в 1811 году окончательно покинул Белобережскую обитель и переселился в Валаамский монастырь. К этому времени перешли в другие монастыри и все другие вышеперечисленные видные религиозные деятели начала XIX века, но введённые ими нормы монастырской жизни послужили авторитету Белобережской пустыни, привлекли к ней новых иноков и многочисленных богомольцев и стали залогом её будущего материального подъёма.
  Расцвет.
  8 июля 1804 года указом имп. Александра I Белобережская пустынь была включена в состав монастырей Орловской и Севской епархии.
  Начиная с 1820-х годов, комплекс Белобережской пустыни начал активно пополняться новыми постройками. Появилась новая каменная двухэтажная трапезная, каменная ограда, высокая колокольня при соборе. Были сооружены также многочисленные хозяйственные и бытовые постройки. Неподалёку от монастыря был устроен скит. Наконец, в 1861—1876 годах рядом с главным входом был сооружён огромный каменный храм Богоматери Троеручицы.
  Главной святыней монастыря была икона Божией Матери «Троеручица», принесённая из Москвы строителем Серапионом около 1727 года. На обороте этой иконы имелась надпись: 1718 года месяца Декамбрия в шестнадцатый день написан сей Св. образ московскими жителями, иконописцами Артемием Феодоровым да Афанасием Ивановым, по обещанию по родителех своих.

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Преподобный Лев Оптинский (Леонид Наголкин).

  Предание говорит, что при выносе иконы из Москвы, она была провождена с подобающею честью — с колокольным звоном. В XIX веке к ней были пожертвованы две серебряные ризы, украшенные золотом и драгоценными камнями. В церковной литературе описаны многочисленные случаи чудесного исцеления от этой иконы. Современное её местонахождение неизвестно.
  В середине XIX века в обители подвизалось около 100, а к 1916 году — до 200 человек братии. В праздничные дни Пустынь посещало до пяти тысяч богомольцев. Только хлеба монастырь расходовал в летние месяцы до шестидесяти пудов в сутки, а в праздники — до трёхсот пудов. В голодные годы обитель обеспечивала неимущих (до 300—400 человек) бесплатным питанием. Монастырь имел большую библиотеку и архив.
  Монастырь содержался на проценты от вкладного капитала в 40 тысяч рублей; также имелся доход от пожертвований богомольцев и от поминовения усопших. Доходных статей от земельных владений монастырь не имел, кроме удовлетворения собственных нужд (дрова, сено, овощи). Зато немалую прибыль приносили различные промыслы, получившие большое развитие в Белобережской пустыни. Монахи целыми возами отправляли в разные губернии столы, табуреты, вёдра, бочки и деревянную посуду. Особенно иноки славились производством деревянных ложек, украшенных художественной резьбой и покрытых особой олифой, состав которой держался в секрете.
  С 1900 года на монастырском хуторе при деревне Малое Полпино действовала школа грамоты для 50 сельских детей. В следующем году она была реорганизована в церковно-приходскую. Обитель отчисляла немалые средства на содержание Орловского духовного училища, брянского госпиталя Красного Креста; с 1905 года — по 150 рублей ежегодно в фонд пострадавших в русско-японской войне. В 1916 году послала 600 рублей в императорскую канцелярию "на нужды войны", получив за это благодарность Николая II.

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Белобережская Троеручица

  Уничтожение.
  Спокойное течение монастырской жизни в Белобережской пустыни было нарушено начавшейся Первой мировой войной, когда на территории монастыря разместился лазарет для раненых, и окончательно разрушено революционными событиями 1917 года и Гражданской войны.
  В 1918 году началась конфискация имущества обители. Монастырь был лишён прав юридического лица; оставшаяся братия (около 150 монахов) вынужденно объединилась в трудовую коммуну "Белобережское трудовое братство" и продолжала совершать богослужения.
  Показательна история, произошедшая с бывшим игуменом Жировицкого монастыря престарелым отцом Маврикием, проживавшим на покое в Белобережской обители. Чрезвычайная комиссия конфисковала у старца все личные вещи и деньги, продержала без каких-либо объяснений целый месяц в тюрьме, а на последующую просьбу "о выдаче хотя бы небольшой суммы денег на самые необходимые расходы" ответила:...монашествующие не должны иметь капиталов, как отрёкшиеся от мира, а если имеют, то это называется любостяжанием и сребролюбием, что запрещено Иисусом Христом. Государственный архив Брянской области. Фонд Р-2515, опись 1, дело 7, листы 87-89.
  В 1919 году на территории монастыря была размещена дачная колония Московского отдела народного образования, а с 1920 года — детская трудовая колония, временно сосуществовавшая с монашеской братией. По мере роста численности воспитанников колонии, называемой с 1922 года "детгородком", шло постепенное вытеснение монахов из жилых и хозяйственных корпусов, ранее переданных им по договору. Однако в 1922 году жители деревни Непряхино приняли в бесплатное пользование имущество монастырских храмов, и богослужения вновь начали совершаться.

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Белобережская пустынь, вид с юга. Открытка начала XX века

  Окончательно монастырь был закрыт постановлением президиума Брянского губисполкома от 17 июня 1924 года, при этом все прежние договора с верующими были аннулированы. 26 июля 1924 года полностью прекратилось богослужение в храмах. В 1924 году сюда приехал комсомолец Н. Николаев. Были организованы первые пионерские отряды.
  Два года спустя началось целенаправленное разрушение обители. Вначале разобрали главный соборный храм; кирпич использовали для строительства "Дома Советов" в Брянске. Боем устилали дороги. В 1930-м та же судьба постигла собор во имя "Троеручицы". Детский городок в бывшем монастыре существовал до начала Великой Отечественной войны. В 1941 году детей эвакуировали, а в стенах бывшего монастыря несколько месяцев, до оккупации, действовали курсы минёров-подрывников. Учили будущих диверсантов в "школе пожарных". Окончательная гибель обители произошла в военное и послевоенное время. Все монастырские храмы и колокольня были разрушены до основания, кирпич пошёл на восстановление Брянска. Территория бывшего монастыря была передана под нервно-соматический санаторий, который с 1956 года был перепрофилирован в детский санаторий. В 1950-1970-е годы здесь было построено несколько новых жилых, учебных и хозяйственных корпусов, котельная и другие объекты. Из монастырских построек до наших дней сохранилось несколько жилых корпусов и часть монастырской ограды с юго-восточной башней, утратившей верхний ярус. Ни один из храмов не уцелел.
  Перед передачей монастыря церкви на его территории находился санаторий.

Брянская Белобережская Предтечева пустынь
Воспитанники Белобережской детской колонии, 1920 год.

  Монастырь в XXI веке.
  Решение о передаче построек Белобережского детского санатория (бывшей Белобережской пустыни) Брянскому епархиальному управлению было принято Брянской областной Думой 30 октября 2003 года. В ведение епархии перейдет недвижимость санатория, которая на протяжении вот уже нескольких лет не используется по прямому назначению, и прилегающие территории. Помещения находятся в состоянии не пригодном для детского отдыха. На восстановление и ремонт санатория потребовалось бы 75 миллионов рублей, которых в области нет. Фактически передача территории монастыря с находящимися на ней постройками и коммуникациями в ведение Брянской Епархии состоялась 14 января 2004 года.
  Решением Священного синода Русской православной церкви от 17 августа 2004 года (журнал № 42), "мужской монастырь Бело-Бережской пустыни в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна" был возобновлён как действующий.
  Первоначально предполагалось в стенах Белобережского монастыря разместить и Брянское духовное училище, однако ввиду удалённости от города оно не привлекло достаточного количества учащихся и в последующем было перенесено в Брянск.
  В настоящее время на территории Белобережской пустыни ведутся ремонтно-восстановительные работы, но из-за отсутствия должного финансирования современный вид монастыря по-прежнему не привлекателен для туристов и паломников.
  Для богослужений временно используется одно из бывших санаторных помещений.
  Владения Белобережской пустыни.
  В отличие от древнейших брянских монастырей — Петропавловского, Свенского и Спасо-Поликарпова — Белобережская пустынь никогда не имела крепостных крестьян и не являлась крупным землевладельцем, но зато не познала и горечи екатерининской секуляризации. К 1916 году её угодья составляли 1895 десятин леса и 473 десятины пахотной и луговой земли.Все владения Пустыни находились в пределах Брянского уезда, но некоторые располагались на достаточном удалении от обители, как например пустошь на месте бывшего села Долгое (ныне территория Жирятинского района).
  Наиболее известным владением Пустыни является постоялый двор "Житная Поляна", располагавшийся на старом Орловско-Брянском тракте, в 12 верстах к югу от монастыря. Здесь имелся добротный деревянный корпус для мирских постояльцев и кельи для монахов.
  Важным монастырским владением могла стать деревня Малое Полпино, построенная на земле, завещанной монастырю ещё в 1731 году помещиком Иакинфом Евстратовичем Алымовым: Оную пустошь со всеми угодьями отдаю в вечное владение вам в обитель, строителю-монаху Серапиону с братиею; и с сего числа, по сему письму, извольте оною моею пустошью, со всеми угодьями, владеть вы. А мне и по мне, жене моей и детям дела нет; и наследникам моим не вступаться и у вас не отымать. И сие письмо пишу я вам для уверения своею рукою; а ежели жена моя и дети будут впредь сие моё письмо нарушать каким-нибудь вымыслом, да воспримут суд от Бога, яко обидчики святыя обители...
  Однако наследники не выполнили его волю, а сама пустынь, ввиду череды упразднений и переподчинений, утратила подлинник этого завещания и не смогла доказать своих прав.
  К северу от пустыни располагалась монастырская мельница на реке Велье с часовней при ней, а также несколько небольших скитов (обычно в виде землянок), разбросанных в чаще леса. Со второй половины XIX века эти скиты практически не использовались, но сохранялись в память о живших там подвижниках прошлых времён. Также в лесу было несколько примечательных деревьев, с которыми были связаны различные легенды.
  Белобережская пустынь также имела свои подворья в Брянске и Карачеве, используемые преимущественно для проживания своей монастырской братии, сопровождавшей чудотворную икону "Троеручица" при совершении перед ней молебнов в этих городах.Иногда в этих подворьях останавливались и паломники, направлявшиеся в пустынь.
  На рубеже XIX—XX веков иноками, вышедшими из Белых Берегов, в монастыре Ватопед на Святой горе Афон был основан скит, названный ими Белобережским. Первым игуменом этого скита из среды тех же иноков был избран о. Варсонофий (Вавилов). Таким образом была как бы восстановлена духовная связь между Афоном и Белобережской обителью, некогда возрождённой воспитанником Афона — Василием Кишкиным.


Брянская Белобережская Предтечева пустынь

Брянская Белобережская Предтечева пустынь

Брянская Белобережская Предтечева пустынь

Брянская Белобережская Предтечева пустынь

Брянская Белобережская Предтечева пустынь


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг